Станислав Белковский — о себе, часть 3

Амиран Сардаров: Можете вкратце описать эволюцию ваших политических взглядов и ориентаций за последние 20 лет? И почему именно так?

Станислав Белковский: Взгляды, безусловно, менялись. Я этого совершенно не стыжусь, потому что считаю, что не меняют взгляды только те, у кого их нет, или кто к ним безразличен, то есть люди лишённые идеологии. Те, кто могут вобрать в себя всё что угодно.

Но в главном я остался неизменен. Как это ни смешно, несмотря на то, что я человек еврейского происхождения, я еврей по матери и поляк по отцу, я чувствую своё органическое единство с Россией. И это не лукавство. Я «водолей» по гороскопу, а Россия страна водолея. Я вижу, что все достоинства и недостатки России как бы запечатлены во мне. Важное достоинство России и русского народа, это креативный потенциал. Важный недостаток — это неспособность к систематической работе. Мне это тоже очень присуще, и я понимаю, о чём идёт речь. Это свойственно для любого по настоящему русского человека и для России в целом. Мы к систематической работе непригодны, всё делается в режиме аврала.

Амиран Сардаров: А Путин такой же?

Станислав Белковский: Нет, он всё-таки «немец». Он во многом воспитан Германией, а не Россией. И все свои образцы и паттерны он черпал из Германии. Как говорил Венедикт Васильевич Ерофеев, великий русский писатель, автор поэмы «Москва — Петушки», философия в России должна быть немецкой. Мне кажется, Путин мог бы сказать, что и власть в России должна быть немецкой, а лучше и народ. Поскольку народ поменять невозможно, а вот немецкая власть это ничего, теоретически её можно создать.

Возвращаясь к моим взглядам. Я всегда считал и считаю, что поскольку для «водолея» главное это внутренняя свобода, то хорош тот политический режим, который создаёт человеку пространство внутренней свободы. И в этом смысле путинский режим был не так плох. Пространство внутренней свободы он создавал. Да, он не создавал пространства внешней свободы, свободы электоральной демократии. Но возможность говорить, писать и думать всё, что угодно он реально создал.

Амиран Сардаров: Он сам создал?

Станислав Белковский: Нет, это так получилось. Но это произошло. Но Путин не вмешивался в мозги человека. В отличие от многих его предшественников, включая Ельцина, который хоть и мягко, но делал это. Да, при нём была свобода электоральной демократии, но, что касается внутренней свободы, то её не было. Всё равно были базовые идеологические установки, исходившие от государства, и всякий человек, который не соглашался с этими установками, становился маргиналом автоматически. При Путине этого нет. В мейнстриме могут быть я, Проханов, Лужков, кто угодно. Причём одновременно.

Амиран Сардаров: Но он же вам не даст идти дальше. Только до определённого момента. Слушают «десять» человек, и ладно. Начнут слушать миллионы, станет гайки закручивать.

Станислав Белковский: Свою читательскую аудиторию я оцениваю в полмиллиона человек. Это не так мало. Но я и не политик, и полмиллиона для меня это много. Для Навального, может быть, это и мало. А для меня достаточно. Конечно, чем больше, тем лучше, но я не могу сказать, что это маленькая аудитория, с точки зрения того, чем я занимаюсь. И Путин мне позволяет иметь эту аудиторию. Меня он никуда не упёк, аудиторию водомётами не разогнал.

Просто надо делать следующие шаги. Нужно переходить к парламентской республике европейского типа. Тем самым, совместить тот задел бытовых и внутренних свобод, который был и есть при Путине, с политической демократией. В этом смысле вектор желательного движения России для меня очевиден. Я не переоцениваю своих возможностей влиять на все эти проблемы. Я прекрасно понимаю, что все мы находимся в тени истории, субъектом которой является Господь Бог. Но за все годы мои жизни, а мне уже 42 с половиной года, я не испытал разочарования от того, что я родился, вырос и живу в России. Несмотря на моё раздражения отдельными элементами жизни в этой стране.

Амиран Сардаров: Как думаете, Путин хочет сделать более свободными СМИ? Или это не от него зависит?

Станислав Белковский: Это больше зависит от владельцев СМИ, которые больше преследуют свои экономические интересы. Естественно, экономические интересы требуют определённой сервильности по отношению к власти, и тем самым, очень часто, превентивных мер по ограничению свободы слова.

Амиран Сардаров: То есть они перегибают палку по собственной инициативе?

Станислав Белковский: Абсолютно правильно. Они считают, что заработать миллиард долларов это важнее, чем опубликовать какую-то заметку. Поэтому очень часть владельцы СМИ делают то, чего кремль их и не просит.

Также было и в 90-е годы. Березовский и Гусинский весьма авторитарно управляли своими СМИ, и они совершенно не допускали там точек зрения, противоречащих их интересам.

Амиран Сардаров: А почему считается, что тогда было демократичнее?

Станислав Белковский: Потому что чукча был молодой и его девушки любили. Было много иллюзий. А человеку весьма сложно расставаться со своими иллюзиями и хочется идеализировать то время, когда эти иллюзии владели нами в полном объёме.

Амиран Сардаров: У Путина есть иллюзии?

Станислав Белковский: Я думаю, что он расстался с иллюзиями только в самое последнее время. Именно с этим и связан психологический слом, последствия которого мы и наблюдаем в его поведении.

Амиран Сардаров: Опору потерял? Надежду? Веру?

Станислав Белковский: Да, без божества, без вдохновения, без слёз, без жизни, без любви. Он тянет лямку это власти, понимая, что ничего нового он в ней уже не узнает.

Амиран Сардаров: Он вам сейчас напоминает кого-нибудь из истории?

Станислав Белковский: Любого стареющего диктатора. Полковнику никто не пишет.

Амиран Сардаров: Почему вы религиозный? Чем вас не устраивает научно-атеистическая картина мира? Или у вас они обе мирно уживаются?

Станислав Белковский: Они у меня абсолютно уживаются. Я вообще считаю, что важнейшей функцией науки это доказательство бытия Господа Бога. Ну, например, появление релятивистской механики, Эйнштейна и его теории, совпало с кризисом просвещенческого дискурса, который во многом строился на научных достижениях Ньютона, Галилея и т.д. Причём теория относительности даёт нам представления об относительности массы, времени и проч. Давая нам лишь одну константу во всём физическом мире — это скорость света. Что совершенно не вытекает из классической механике, которая предполагает, что скорость может быть бесконечно большой. А свет это Господь и есть.

Поэтому, мне кажется, чем больше учёные постигают мир, тем больше они понимают, что этот мир непостижим. Он постижим только позиции Господа Бога. Если мы посмотрим научную фантастику последних 200-т лет, то увидим, что рухнули два основных мифа и надежды человечества, созданные этой научной фантастикой. Надежда на наличие и контакте с инопланетным разумом и антропоморфный робот. Условно говоря, когда я родился в 1971-м году, человечество считало, что сегодня, в 2013-м году оно будет ездить на другие планеты и галактики как на дачу. Однако, сегодня мы этого не видим. Мы, скорее, видим свёртывание космических программ и сокращение влияния космонавтики. Мы не видим никакого антропоморфного робота, его нет.

С развитием науки человечество убедилось в том, что оно не может вмешиваться в сферу компетенции Господа Бога, ибо сотворение миров и человека это сфера его абсолютного эксклюзива. Поэтому рухнули надежды на антропоморфного робота и инопланетный разум. Вместо этого возник интернет. Который является средой самовиртуализации человека. Он может тиражировать себя в виртуальных состояниях, но в реальных.

Амиран Сардаров: Исходя из этой картины мира, что можете сказать про негативные моменты, происходящие с человечеством?

Станислав Белковский: Я не считаю, что с человечеством сейчас происходит что-то архинегативное. В экономике происходит, да. Потому что человечество живём в долг и когда-то это должно обрушиться. А в остальном, я не помню ни одного периода в истории человечества, когда бы оно не говорило, что пришли последние времена и всему конец. Поэтому я отношусь к этому достаточно иронично. Ничего такого, чего бы ещё не было в истории человечества, не происходит.

Амиран Сардаров: Гении и таланты изгоняются из общества, поэтому человечество не эволюционирует. Может их надо отбирать?

Станислав Белковский: Они изгонялись всегда. Сократ, который выпил цикут, это что? Гении изгонялись всегда, потому что всегда и за всё надо платить, особенно за гениальность. Многие не понимают, что быть гением это наказание. Моцарта похоронили в общей могиле. Никогда в истории человечества у гения не было условий. Гений всегда был поперёк любых условий. Бетховен оглох. А почему не ослеп? Он потерял инструмент, с помощью которого мог творить гениальную музыку. Это можно считать несправедливостью, если не учитывать одного обстоятельства: если бы он не оглох, то услышал бы музыку сфер, чего Господь Бог допустить не мог. Поэтому гении, как правило, плохо кончают. И я не знаю примеров, возможно, за редчайшим исключением в истории человечества, когда гений кончил бы хорошо или жил в тепличных условиях. Отбор гениев — это шарашка, концлагерь. Никакого более удачного отбора гениев, чем при Гитлере и Сталине, в истории не было.

Амиран Сардаров: Сейчас есть вариант, что будет церебральный сортинг, томограф высокого разрешения, который будет определять поля в мозге человека, наиболее потенциально отвечающие за те или иные способности.

Станислав Белковский: Я не верю в этот тренд, потому что всё в мире подчинено закону сохранения. Что изложено в простой русской пословице «бодливой корове Бог рог не даёт». Отсюда глухота Бетховена, захоронение Моцарта в общей могиле и фактическое самоубийство Пушкина.

Гениальность даётся Господом человеку как испытание. Только величайший мудрец из числа гениев может дожить до старости. Если гениален, но не мудр, то, скорее всего, погибнешь в молодом возрасте и человечество, убившее тебя, будет тебя же и оплакивать.

Амиран Сардаров: Назовите философов, или несколько книг, которые дали основание для вашего мышления. Как и почему?

Станислав Белковский: В первую очередь, Платон, Кант. Всё

Амиран Сардаров: Хайдеггер?

Станислав Белковский: Нет, я не поклонник этого всего. Потому что я не верю в профессиональную мудрость. Философ транслирует некое наитие, которое даётся ему Богом. А в постгегельянскую эпоху философия превратилась в некую дисциплину, в которой чем непонятнее, тем лучше.

Амиран Сардаров: Можете в процентном отношении, если можно так выразиться, сказать, как в вас уживается необъяснимое и научное?

Станислав Белковский: Я не учёный и не историк науки. Хотя в поверхностно изучал много разных наук.

Амиран Сардаров: Прогнозируя, вы опираетесь на что?

Станислав Белковский: На 90% я опираюсь на непосредственное знание по Платону. То есть, на воспоминания. В этом смысле, Платон остаётся для меня важнейшим мыслителем. И сам факто того, что человечество за 3 тысячи лет не породило мыслителя, равного Платону, несмотря на номинальное развитие знаний, говорит о том, что человечество не умнеет. Это колоссальная иллюзия, что оно умнеет.

Амиран Сардаров: Умнеют вроде же от страданий.

Станислав Белковский: Умнеть оно не будет, потому что страданий всегда полно, ибо страдания, как и свобода, это вещь внутренняя. Многие путают накопление знаний и накопление ума и мудрости. Это хорошо описано в книге Эриха Фромма «Иметь или быть», где он очень правильно сформулировал, что вся разница между сознанием «иметь» и сознанием «быть» очень хорошо отражается в том, что люди типа «иметь» оценивают количество книг, которые они прочитали, а типа «быть» — объём реального знания, который они почерпнули. В этом смысле, человек, который прочитал одну книгу, может быть гораздо образованнее того, кто прочитал их 10тыс. В немецкой философии есть разница между знанием Wissen и знанием Verstehen, то есть между знанием-знанием и знанием-пониманием. Вот это непосредственное платоновское знание гораздо важнее, нежели количество информации, которое ты почерпнул.

Амиран Сардаров: По каким критериям вы для себя определяете философию, которая не переходит уже в болтологию?

Станислав Белковский: Это сложный вопрос, на который у меня нет однозначного ответа. Ибо всё человечество не ответило на него за всю историю своего существования, куда уж мне. Но это то, что живёт у тебя в позвоночнике. Потому что понимание истины приходит не из химии. Оно приходит методом непосредственного понимание истины, которая открывается в мистическом акте этого созерцания.

Амиран Сардаров: Почему есть некое ощущение, что это понимание происходит поэтапно, и в нужное время? Как в стену лбом бился, а потом раз и получилось.

Станислав Белковский: Да, это по принципу «бодливой корове Бог рог не даёт». Господь не может открыть истину человеку, который не подготовлен к её восприятию.

Амиран Сардаров: Для вас Господь это кто-то конкретный, или нечто абстрактно, «энергии» всякие?

Станислав Белковский: Это очень конкретный субъект, который известен мне не по книжкам, а по конкретному участию в моей жизни. Я нахожусь с ним в постоянном прямом и непосредственном диалоге.

Амиран Сардаров: Как-то отдаёте ему должное в виде ритуалов?

Станислав Белковский: Эта формулировка не совсем корректная, потому что ему и так уже принадлежит всё. Я не могу ему ничего отдать, т.к. только он мне может что-то дать, но не наоборот. Ибо он и так есть всё. Он всеобъемлющ. Поэтому я просто абсолютно уверен в его всемогуществе. И это абсолютно твёрдая и непоколебимая уверенность. Которая, надеюсь, пребудет со мной, пока я жив. И уж тем более, после смерти. Которая, как я сегодня убеждён, является таким же состоянием, как и жизнь, только другим. Подобно тому, как различаются между собой агрегатные состояния вещества: твёрдое, жидкое, газообразное и плазма. Поэтому смерь не есть трагедия. Ничего трагического в ней нет. Поэтому, когда мне говорят, что человеку не повезло, и он умер, то почему не повезло? Может, наоборот повезло, и он сидит в райских кущах и встречается с классиками прошлого, с которыми он давно хотел повидаться.

Вагрич Бахчинян, гениальный художник, сформулировал ту же мыслю, что и Эрих Фромм, только гораздо проще и смешнее. Это описано у Довлатова во второй части записных книжек. Довлатов говорит, как некая эмигрантская дама очень причитала, как можно жить, не читая Достоевского. На что Бахчинян очень правильно заметил, что Пушкин жил и ничего. Так что, количественное знание совершенно не означает знание качественное, и эти категории надо различать.

Амиран Сардаров: В вашей вере не появляется червячка сомнения, из-за накопленной человечеством научной базы?

Станислав Белковский: Сомнение лежит в основе науки, в отличии от веры.

Амиран Сардаров: Наука ведь опирается на грубое, что можно замерить и взвесить.

Станислав Белковский: А что можно замерить и взвесить? Откуда известно, что E=mc2? Это кто-то установил в эксперименте? Откуда мы знаем о существовании бозона Хиггса, который до сих пор никто не видел?

Амиран Сардаров: А откуда известно, что после смерти есть рай?

Станислав Белковский: Оттуда же, откуда известно про бозон Хиггса. Я возвращаю ваш аргумент. Чем докажете, что он есть?

Амиран Сардаров: Ничем. Вот и поговорили ☺
Станислав Белковский: Доказательств у нас нет. То самое относится и к загробному существованию. Мы просто это знаем, потому что это знание у нас не за что. И ясно, что когда Эйнштейн разработал теорию относительности, он не установил это в эксперименте. С помощью осциллографа, большого адронного коллайдера не поставил какие-то опыты, которые внезапно навели его на мысли о теории относительности. Поэтому самые главные шизофреники в мире ― это физики-теоретики. Если помните фильм, который в русском прокате шёл под названием «Игры разума», с Расселом Кроу, то там шизофреническое сознание физика-теоретика описано в лучшем виде. Шизофреник живёт в придуманном мире, в котором только и можно совершать великие открытия. Это же очень старый философский вопрос «существуют ли пегасы?». Если мы утверждаем, что пегасы не существуют, тогда откуда мы о них знаем? А если мы о них знаем, значит, они существуют, но не в этом мире, а в каком-то расширенном, который контролируется не нами.

Амиран Сардаров: Так это не за счёт образования новых нейронных связей в определённых центрах мозга

Автор: amiran

0

Автор публикации

не в сети 2 года

Данил

318
Комментарии: 5Публикации: 435Регистрация: 05-02-2022

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля