Сергей Савельев #5 — Гениальность 1

Часть 5. 1.

Амиран Сардаров: Почему при наличии гениальности очень часто присутствует какая-либо психическая патология?

Сергей Савельев: Кратко и сжато это описано в книге «Изменчивость и гениальность». Но поясню для людей неподготовленных, которым лень, трудно и терминологически неприемлемо читать мои книги.

Вообще, это не всегда так. Не всегда человек, имеющий гениальный мозг, имеет нарушения в психики. Не все гении идиоты, сексуальные маньяки и асоциальные типы.

Амиран Сардаров: Вангог отрезал ухо, Лермонтов шизик был…

Сергей Савельев: Гениальность таких людей, как Лермонтов и Вангог вызывает некие сомнения. Как, впрочем, и Эйнштейна. Там не всё так чисто было. Не хочу наводить критику.

Есть такая замечательная работа, архив Сигалина «Одарённость и гениальность». Книги редкие, журнал изъят, ликвидирован. Там он много говорил о личностях таких людей, патологическом состоянии. Есть книга Освальда, где говорится, что действительно, в некоторых случаях гениальность сочетана с патологией и отклонением мозга. Такую же патологию искал Ломброзо, целенаправленно этим занимался. Но проблема в том, что это есть не у всех. Процентов 10-20 из гениальных и одарённых людей, проверенных временем, не имели никаких патологий.

Амиран Сардаров: То есть, это миф?

Сергей Савельев: Это миф, но под ним есть и кое какие основания. Какие основания есть, и в каких ситуациях это возникает? Возникает в той ситуации, когда у человека реализуется его гениальность, выраженная, яркая, связанная с тем, что существует структурная предрасположенность мозга, таким образом, что это вызывает внешние проявления. То есть человек ведёт себя как-то нехорошо, без штанов приходит на работу. Это не значит, что все, кто пришёл на работу без штанов ― гении. Скорее всего, это идиоты. Но, тем не менее, в одном случае на миллион это может случиться.

В чём же дело? Надо обратиться к первоисточникам. Человеческое поведение формируется из двух составляющих. Одна из них ― то, что нам досталось от животных. Инстинктивно-гормональные формы организации поведения. Это три простых принципы: еда, размножение и доминантность. Они спрятаны за счёт социализации за всякими условностями, законами. Нехорошо, увидев красивую девушку, тут же на неё бросаться, спустив штаны. Хотя это было нашим недавним прошлым. А во многих регионах это до сих пор происходит запросто. Чисто обезьянья форма поведения. И винить в этом людей нельзя. Потому что это и есть смысл жизни человека. Стремление к колбасе, размножению и золочёному Роллс-Ройсу. Это нормально для обезьян. А вот для человека, для гомо сапиенса это плохо.

Но почему такое отклонение происходит и у гениальных? Один компонент, который сильно влияет, особенно на молодых людей, это инстинктивно-гормональная форма поведения, доставшаяся нам от приматов. Это одна форма, то, что у нас прячется в мозгах, и мы это называем словом «хочу». Это тот оголтелый эгоизм, который как раз питает нашё самодвижение, мы хотим стать самыми лучшими, самыми умными, самыми сексуальными, найти себе длинноногую жену и прочее, и прочее. Это обезьяний компонент. Который, чем умнее человек, тем лучше его скрывает. А чем глупее, тем больше хвалится своим обезьяньим началом. Эта неприглядная форма поведения, доставшаяся от обезьян, нами тщательно скрывается. Для этого приспособлено всё. Этим страдают все, поэтому государство устроено так, чтобы это скрыть, или заставить вести себя хоть чуть-чуть прилично хоть какое-то время.

Вторая же часть, с которой борется инстинктивно-гормональная часть от обезьян, это уже социально выработанная форма поведения, за которую отвечает уже другая часть мозга. Это кора с бороздами и извилинами, которая предопределяет нашу рассудочную деятельность. Например, мама говорит «не надо жениться сразу на четырёх девушках, это плохо кончится». Или «не надо воровать, а то сядешь в тюрьму, и из тебя там сделают чёрт знает что». И прочие разные фокусы. То есть рациональное и разумное социальное поведение, которое позволяет нам не резать друг друга на улицу впрямую, не отнимать, а зарабатывать деньги и на них покупать. То есть вся та социальная цивилизационная часть, которая построена на работе коры головного мозга.

А вот эта древняя обезьянья, сидит внутри мозга. И вот нормальный человек всю жизнь мучается и мечется между двумя проблемами. С одной стороны, он хочет поступить как разнузданный бабуин, размножаться везде, где только можно, красть, бездельничать и развлекаться. А с другой стороны, социальные условия вокруг него говорят, что так нельзя. Надо поработать, прежде чем размножиться. Вот на этом балансе человек всё время и решает. Поскольку мы полуобезьяны, из-за этого мы всё время мучаемся между двумя крайностями.

Общество иногда призывает вести себя настолько рассудочно, что если ты будешь вставать только на позицию общества, то вообще никогда не размножиться и скорее всего, сдохнешь от голода. И то, и другое гипертрофированно. Сексизм, поедание бесплатной пищи и безделье, это гипертрофированно с одной стороны, точно также же давление человеческого сообщества вести себя цивилизованно ― это гипертрофированно с другой стороны. Впадение в обе крайности приводит к диким результатам.

Так вот, нормальный человек состоит из двух дилемм. Ему постоянно хочется высморкаться и разбросать сопли по всему асфальту. А с другой стороны, вроде как-то нехорошо, окружающие будут смотреть. В результате, человек всю жизнь мучается, выбирает то одно, то другое. Современный человек непоследователен, ущербен, и это не сделал, не оплодотворил всех самок в ближайших пяти километрах, и с социальной точки зрения ничего не достиг, потому что постоянно мучается между этими двумя началами. На этих началах, кстати, паразитируют все теологические концепции. Все религии мира говорят, что есть ад, а есть рай, есть бог, а есть дьявол, выбирай. Под дьяволом в тех или иных вариациях выбирается инстинктивно-гормональная форма поведения, которая человека разрывает изнутри из-за нашего обезьяньего прошлого. А «бог» это значит социально осознанная, небиологическая форма поведения. Вот на этом паразитируют все религии. Сторонников религии всегда будет тьма.

У гения ситуация ещё хуже, чем у обычного человека. У него в дополнение к лимбической системе (которая от обезьян) и неокортексу (рассудочная деятельность), есть ещё набор центров, которые определяют его способности. Эти центры, как и два упомянутых, состоят из нейронов (нервных клеток). И они могут включать миллион нейронов, а могут и миллиард. И для того, чтобы человек обладал хоть какой-то способностью, он должен обладать большими специализированными центрами. Например, зрительное восприятие (минимум 5 центров), чтобы он был хорошим художником, они должны быть в 3-5 больше, чем у других людей те же самые структуры. В результате, внутри его мозга заводится третий. Такой секс на троих. И кому-то всегда не достаётся. Получается, ещё одна система структур внутри мозга играет такую же роль, как лимбическая (инстинктивно-гормональная) или рассудочная ― социальная (то, что человеку прививается с возрастом, с родителями, образованием). В дополнение к ним возникает ещё и третья, которая определяет его гениальные способности.

Вот вам приходится под одеялом, когда вас дома никто не видит и не может подслушать ваши мысли, выбирать между двумя: собственным тяжёлым обезьяньим прошлым и социальными требованиями, которые вам навязаны, и вы не понимаете, то ли их соблюдать, то ли нет. Вы здесь раздираетесь изнутри, а вам ещё добавляется ваш талант. То есть способность, которая человека мотивирует также, как две предыдущих. Вам надо выбирать уже из трёх переменных. И получается как в старом анекдоте с Владимиром Ильичом Лениным. «Владимир Ильич, как вы работаете? Ну, как. Любовнице говорю, что иду к жене. Жене, что иду к любовнице. А сам в библиотеку габотать, габотать и габотать». Вот о чём речь. О том, что обычный человек выбирает из двух невыбираемых ситуаций и всю жизнь мучается до самого гроба. Потому что обезьянье прошлое и социальные структуры не совместимы. А гений уже из трёх.

Иначе говоря, у гения, так как мозг предрасположен к некой деятельности, есть структуры, определяющие его талант, которые абсолютно материальны, можно взвесить и измерить, то они вмешиваются в эту систему противоборства между «адом» и «раем». Между лимбической системой и рассудочной. И вот между двумя этими обычными характерными формами поведения вмешивается третья. Равновеликая, если человек действительно гениален. И тогда он выбирает из трёх переменных. И какая вероятность, что он будет последовательным социальным хорошим человеком? Да никакой! Из двух-то выбрать большинство не может, а тут из трёх. И получается, что он заложник своего таланта, организации своего мозга, инстинктивно-гормонального прошлого. И в этом плане, конечно, справиться с ситуацией сложно. Поэтому, так или иначе, это приводит к тому, что те или иные социальные формы поведения страдают. Тем более, у мозга объём ограниченный. И если есть что-то большое, то рядом будет что-то не очень большое. За счёт чего это решается? Большие структуры определяющий его талант, отъели и от рассудочной деятельности, и от инстинктивно-гормональной свою долю. В результате и то и другое стало ещё хуже. Результат превосходит ожидания. Мы видим восьмидесятипроцентрое отклонение в поведении, которое являются платой за талант. Это не сопряжённые явления. Но это, обычно, плата. Не все идиоты гении, но большинство гениев имеют отклонения.

0

Автор публикации

не в сети 8 месяцев

Колян

2 353
Здарова Суровые Реалисты! Меня зовут Колян. Я воскрешаю движение Сурового Реализма! Аминь!
Мой тг: @nikolay_ivashov
Комментарии: 7Публикации: 1199Регистрация: 08-04-2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля