Мои первые двадцать женщин (C) Амиран

Мои первые двадцать женщин были проститутками. Девственности я лишился в пятнадцать лет. Это была проститутка, которую мы сняли с друзьями, скинувшись на нее впятером, стоила она доларов сто. Поехали на «точку» с другом, чтобы найти такую, от которой меня не будет тошнить. Вкус у меня был всегда привередливый, а фантазия богатая, поэтому угодить самому себе было очень сложно. Другими словами, я был тем ещё закомплексованным онанистом.
Поймали такси, попался весёлый мужичок. Рассказали, что хотим снять проститутку, и спросили, где есть хорошие точки. Он нам посоветовал место на Ленинском проспекте, в то время известное.

Добрались до точки, заехали во дворы, к нам подошла «мамашка» и спросила «ну что, ребят, вам за 100, 200 или 300?». Мы попросили показать за сто. Я тогда ещё про себя подумал, что «надо срочно начать зарабатывать, чтобы снимать за 300!». Она крикнула «девочки за сто!», открылась дверь газели и оттуда вышло штук десять девок. Они вы-строились в ряд перед машиной, таксист включил дальний свет, чтобы мы лучше их разглядели.

Когда всё это происходило, я очень сильно волновался. Испытывал чувство неловкости и стеснения. У меня было ощущение, что перед нами стоят не люди, а какой-то скот. Что животных загнали в стойло, рассортировали и предлагают выбрать кого нибудь на убой. Как будто выбираю корову на рынке. Мне было неловко не только за себя, но и за этих девиц, что они вынуждены сейчас вот так вот стоять и продаваться, как на рынке продают свежее мясо.
Мы с другом долго тушевались, что-то обсуждали, даже таксист подключился, дескать «вот у этой сиськи ничего и бёдра нормальные. Хочешь побли-же к ней подъеду, засвечу фарами, чтобы получше рассмотреть?». Обсуждали минут десять, «мамашка» начала нервничать. И я выбрал какую-то тёмненькую девушку с большими сиськами.

Ее подозвали, она подошла посмотреть кто мы такие. Подошла с пассажирской стороны ко мне и, с улыбкой, спросила «мальчики, привет, куда поедем?». Я весь стушевался и, не повернув головы в её сторону, с очень серьезным лицом пробормотал «привет, поедем домой». Ответил однозначно и твёрдо, не глядя ей в глаза. После этого она подняла голову и сказала мамашке «я с ними не поеду!», и ушла. Видимо испугалась, что какие-то больные на голову малолетки, ещё и швабру в задницу засунут.

Мамашка попросила меня разговаривать с девочками более позитивно, иначе так ни одна с нами не поедет. Мы посовещались ещё минут пять, выбрали следующую. Она подошла, я морально собрался с силами и даже смотрел ей в глаза, но всё равно была неловкость. Как позже выяснилось, она была армянкой, у неё был большой опыт, и она сразу уловила фишку. Поняла, что просто молодые стеснительные, и бояться нас нечего. Всё это она нам рассказала уже после. А когда подошла, то почти сразу согласилась с нами поехать. Друг был пьяный и сразу начал её лапать. Нашего водителя всё это очень увлекало ― он приспустил зеркало заднего вида, чтобы посмотреть, что творится на заднем сиденье. А я от неловкости не знал куда деться.

Мы проехали пару километров от точки, и нас догнала машина ППС с мигалками. Испугались, что «вот это попали, сейчас ещё сядем в тюрьму!». Обделались как полагается. Подходят к нам ППСники, всех просят выйти из машины для проверки документов.

― У девушки документов нет, поэтому её увезут в отделение милиции. ― стоят вопросительно смотрят и ничего не делают.
― Ну ладно, увозите! ― реагируем мы резко и радуемся, что нас хотя бы не трогают.
Ещё какое то время менты молча постояли.
― Ну, так что, мы её увозим? ― и смотрят, будем ли мы делать что-то по этому поводу.
― Да, да, увозите! ― радостно ответил я и подумал про себя, что легко отделаемся.
― Ладно, ребят, смотрите сами. ― с удивлением сказал один из них.

Они пожали плечами, посадили проститутку в машину и уехали. Мы с другом сначала обрадовались, что у нас не возникло никаких проблем, а потом стали нервничать, что же мы теперь остальным участникам скажем, деньги со всех собрали, а проститутку не привезли. Я решил, что не так уж все и плохо, «радоваться надо, что ещё сами не попали под раздачу». На что отреагировал водитель:

― Да ерунда все это, с вас вообще взятки глад-ки, эти менты работают с мамашками. А вас взяли на лоха, чтобы развести на деньги. Её сейчас привезут обратно на точку. Давайте вернёмся, скажете этой мамашке, чтобы или деньги возвращала или дала новую девку.
― А может не стоит качать права и наживать себе проблем? Сейчас приедем, а нам сутенёры ещё по морде дадут. Отвезите нас лучше домой.
― Да вы что, совсем с головой не дружите, зачем терять сто баксов! Вас развели на ровном месте. Хотите, я сам поговорю, и тёлку вернут? Или хотя бы деньги заберёте, и поедем на другую точку.
― Ну, поехали!

Мы подъехали обратно на точку, подходит мамашка, объясняем ей, что случилось. Она отошла позвонить, минуты две с кем-то говорила, и почти сразу подъехала машина ППС, из машины вышла наша проститутка, села к нам обратно в машину и мы снова уехали.

В дальнейшем у нас такие ситуации повторялись несколько раз, но мы уже были в курсе, что нужно делать, и говорили ментам сразу, что «може-те, конечно, её забрать, но мы сейчас вернёмся на точку и заберём её обратно», на что нам желали удачи и хорошего вечера, и девушку не трогали.

***

Приехали на квартиру к другу. Я проявил желание зайти первым и опробовать нашу красавицу за целых сто долларов ― ребята дали добро. Зашёл весь смущённый, выключил свет, включил лампу. Она была опытная и сразу просекла что я волнуюсь: «Да расслабься ты, сейчас всё будет классно!». Я разделся и лег весь перевозбужденный и в волнительном состоянии. Она мастерски надела мне презерватив на член ртом. В этот момент я уже был готов опустошить свои баллоны, но успел еще немного дотерпеть. Она залезла на меня сверху и буквально секунд через тридцать я кончил. Помню, испытывал настолько большое смущение, что прямо там хотел провалиться под кровать. «Какой позор, это надо же было так лохануться перед шлюхой!» ― подумал я.

Это уже потом я понял, что для них так намного лучше ― чем быстрее клиент заканчивает свои дела, тем быстрее можно поехать домой. А на тот момент мне казалось, что «перед бабой ударил в грязь лицом, вместо того, чтобы её как следует отжарить».

Когда я смотрел порнушку, то представлял, что, когда у меня будет первый секс, то я бабу и раком и боком, и на столе трахну. И на подоконнике, и прижав к стенке. Разучивал движения, представлял, какой жёсткий и хлёсткий секс у меня будет ― буду трахать так, чтобы на весь дом были слышны крики и стоны. Я прокручивал в голове тысячу раз своей первый секс, представлял всё как в немецких порнофильмах, и себя я видел в главной роли не хуже известного порноактера Рокко. Поэтому, когда заходил к проститутке делать своё дело, то все эти воспоминания в очередной раз прокручивал в голове и думал, что сейчас заставлю её вопить как суку, друзья услышат, офигеют и будут знать, кто у нас в компании грозный трахаль.

Когда я кончил через тридцать секунд, то все ожидания о себе, как о грозном трахале, не только не оправдались, а я еще почувствовал себя каким-то неполноценным, сильно смутился и расстроился.
― Ты кончил? Молодец!

― Да, так перевозбудился, ты мне так понравилась, поэтому так быстро кончил… ― всё, что я смог пробормотать.
Это было сказано настолько дёшево, что и мне и ей было понятно, что я просто отбрёхиваюсь. Меня это смутило ещё сильнее. Я лежал под ней и думал, чего бы мне сейчас такого сделать, чтобы подольше не выходить из комнаты, а то друзья за-смеют. Не успел зайти, как уже вышел. Говорю ей: «Приляг ко мне, обниму тебя, хочу коечто спросить». Она прилегла, и я ей начал задавать какие-то тупые вопросы из серии: «Давно работаешь? Не обижают ли тебя?». Хотел убить побольше времени, чтобы друзья думали, что у меня там порево и жарево в самом разгаре. Мы поболтали минут пять, и я понял, что возникший дискомфорт не сглаживается уже никакими моими тупыми вопросами. Прошло минут десять, я оделся и вышел. И мне всё равно сказали: «Ничего себе, как ты быстро ― скорострел!».
Следующий зашел друг, с которым мы ездили её снимать, потом второй, третий, и т.д. А послед-ний, пока ждал своей очереди, зашёл в другую комнату поспать. Пока заходили мы, было явно слышно, как проститутка имитировала какие-то охи и вздохи. А когда очередь дошла до нашего спящего друга, тогда мы и поняли, что значит «жарить бабу». Она орала как резаная на всю квартиру. Мы сидели и у каждого в глазах было завистливое «охренеть какой крутой!». Наш друг понравился проститутке внешне. Она вышла и сказала, что даже кончила, хотя редко с клиентами кончает. Тогда разговор свели на шутку, но наше самолюбие это задело, особенно моё.
Потом мы прошлись по второму кругу. Второй раз я кончил минуты за три. Это был мой первый опыт. Так я лишился девственности с проституткой.

***

Второй опыт был по такой же схеме. Скинулись, выбрали, нас также догнали менты, но мы уже были опытные, сказали всё как надо, нам оставили проститутку и денег никаких не просили.

Первые пятьшесть раз от этого приключения с проститутками я сильно тащился ― меня все это радовало и воодушевляло. «Наконецто дорвался!» ― думал я. Где-то на пятой проститутке понял, что смущаться там нечего, отношение сугубо «товар-деньги», соответственно, услуга должна оказываться так, как хочет клиент. И я стал их использовать именно так, как нужно использовать проститутку, когда за неё платишь деньги.
Я набирался опыта, пробовал разные позы. Практиковал разные фишки, тренировался как подольше не кончать. Крутил вертел проституток, пробовал повсякому. Всё это было с мыслью о том, что, когда влюблюсь, то смогу показать своей любимой девушке, какой я мастер, и буду доставлять удовольствие любимой.

Но очень быстро все это начало приедаться и надоедать, как в поговорке про чёрную икру. Вроде накопил мастерство, и уже захотелось чувственного секса, особенных эмоций, любви. Я начал понимать, что совершаю какие-то телодвижения, которые больше не вызывают во мне эмоций и интереса ― все одно и тоже, ничего нового уже не придумываю. Проституток уже не боялся, никакого дискомфорта не испытывал, а относился тупо как к товару.
Но с обычными девочками у меня пока не клееилось. Подростковый период, страшный хачик, узкие плечи, неуверенность в себе. Поэтому так и продолжал с друзьями снимать проституток. На десятой проститутке у меня появилась не то чтобы ненависть, но начала накапливаться какая-то озлобленность. Я думал, когда же у меня, наконец, появится нормальная девушка! Пока что отношение было сугубо потребительское ― заходил, говорил «встань в такуюто позу» и делал своё дело. Давал команды на выполнение, делал что хотел и выходил.

Когда мы скидывались деньгами на проституток, я всегда старался ездить на «смотрины». Потому что как-то раз не съездил, и привезли ужасно страшную, потасканную бабу лет сорока. Друзья всегда бухали, а я вёл трезвый образ жизни, по-этому то, что им казалось нормальным, для меня было не просто неприемлемо, а производило впечатление «как будто с вокзала бомжа привезли».

***

Одиннадцатую проститутку (я их всех считал) мы привезли к другу в трёхкомнатную квартиру. В большой комнате тусовались, пили пиво и слушали музыку, в его спальне по очереди трахались, а в третьей комнате у него жила мама. Из комнаты она почти никогда не выходила, у нее была справка из психиатрической больницы, всё время сидела на таблетках, поэтому почти всегда спала и днём и ночью.

Друг, чья была квартира, был очень высокого роста, и мама у него тоже была высокая и видная. Высокая, широкоплечая, с крупной костью. При этом у неё был тонкий писклявый голос. Когда она нас видела, то формально приветствовала и уходила к себе. По ней не было видно, что есть какие-то проблемы. Никаких проблем психиатрического характера я за ней до этого не наблюдал. А на дворе как раз в самом разгаре была весна. Как потом выяснилось, весной и осенью у неё были обострения ― ей даже таблетки не особо помогали.
К проститутке пошёл первым. Не успел я приступить к делу, как через пару минут открылась дверь, и забежала мама нашего друга с криками: «Ах ты шлюха! Шлюхе нет места у меня дома! Выметайся, грязь, отсюда!». Проститутке было лет двадцать, от увиденного у нее случился шок и она замерла на месте, ни слова в ответ не промолвив. Она и так была напугана тем, что четыре мужика привезли её на неизвестную квартиру, и неизвестно, что с ней будут делать, а тут ещё забегает сумасшедшая женщина и начинает издавать громкие писклявые звуки.

Я сам сначала оказался в таком ступоре, что не знал даже как реагировать. Сначала попытался спокойно и адекватно поговорить, хотя сама ситуация была уже далека от адекватной: сидит голая проститутка, а рядом голый хач со стоящим членом пытается что-то спокойно объяснить. Естественно никакие мои слова не произвели нужного воздействия. У мамы друга явно шарики полезли за ролики, и, секунд через тридцать, она начала замахиваться своими огромными руками на проститутку ― ей прилетело по голове удара четыре. Когда я это увидел, то подумал, что сейчас она и меня будет убивать. Стал звать друга и пытался её сдерживать. Но музыка у них играла настолько громко, что им в другой комнате ничего не было слышно.

Я перестал ее удерживать, и она снова набросилась избивать проститутку. Голый, со стоящим членом, побежал звать друга ― забегаю в комнату, а они смотрят на меня и начинают ржать. Я кричу другу: «Там твоя мама убивает проститутку!». Он подорвался, и, с криками «мам, я тебе говорил не выходить!», поднимает ее и уносит, а мама всё продолжает кричать: «Шлюхе не место в моей квартире! Выгони её и своих друзей!».

Проститутка сидела голая около кровати, закрывая голову руками, и вся дрожала от испуга. Мы с ней поговорили, я ее успокоил, осмотрел, не ушиблась ли, попытался сгладить и объяснить ситуацию с мамой. Поговорили минут десять и снова продолжили делать свое дело. Только я начал расслабляться и получать удовольствие от процесса, как, буквально минут через пять, вся картина повторилась. Мама опять забегает, но теперь уже с палкой, и начинает ей бить проститутку. Я снова побежал к другу, он снова пришел и оперативно её увёл. Когда успокоился и убедился, что мама боль-ше не появится, то своё дело, конечно, закончил, но это уже было не так интересно. Вся эта ситуация с мамой вызвала намного больше эмоций и обсуждения в нашей компании.

***

Как-то ребята без моего участия поехали снимать проститутку, а меня пригласили потом. Сидела непонятного вида здоровая тётка, на вид лет за сорок. Ребята ее облепили, один из них начал её подкалывать. Потом они вдвоем её начали лапать. Вдруг резко, ни с того ни с сего, проститутка начи-нает хвататься руками за голову, вырывать у себя волосы и кричать: «Я спидозная! Только попробуйте меня трахнуть, вы все заразитесь и умрёте!». Начинает орать на всю квартиру, одной рукой бить себя по голове, а второй вырывать волосы. Было видно, как на руках у неё оставались клочки волос.

Я смотрел на неё ошалевшими глазами. Сразу понял, что после этой выходки к ней даже не притронусь. Один из друзей секунд тридцать наблюдал за этим концертом, а потом невозмутимо отвесил ей хорошего «леща», и она быстро пришла в чувство. Оказалось, что только я один решил её «не пилить». Все остальные прошлись по ней паровозиком неоднократно. Когда же я спросил «вы что офигели, вдруг она на самом деле больная, тем более явно, как минимум, на голову», они ответили, что «да ладно, в презервативе, да и деньги заплатили, не пропадать же добру».
Дальше для меня времяпрепровождение с проститутками был как «день сурка». Ближе к двадцатой я уже не верил, что у меня когда-то появится нормальная девушка. К шлюхам было такое жесткое отвращение, что дал себе установку ― когда у меня появится нормальная девушка, больше никогда не буду снимать проституток. После первой обычной девушки потихоньку стала появляться уверенность в себе, что я могу, оказывается, нравиться нормальным девушкам и свет клином на проститутках не сошёлся. С тех самых пор больше ни одной проститутки у меня не было. Денег за секс я никогда больше не платил. Потом было много заманчивых возможностей с самыми красивыми и дорогими, причём часто бесплатно, как «подгон» от друзей. Но у меня к ним было уже настолько силь-ное отвращение, что именно сам факт прямой платы за секс вызывал отторжение. Последняя проститутка была в семнадцать лет. После этого начали появляться обычные девушки со двора.

Автор статьи: amiran

0

Автор публикации

не в сети 5 месяцев

Колян

2 353
Здарова Суровые Реалисты! Меня зовут Колян. Я воскрешаю движение Сурового Реализма! Аминь!
Мой тг: @nikolay_ivashov
Комментарии: 7Публикации: 1199Регистрация: 08-04-2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля