ЖИЗНЬ С ГОЛОВОЙ 2.0 — Доминантность

Если у вас закрыты инстинкты еды и размножения, то проснётся инстинкт доминантности ― появится желание «увековечить своё имя» хоть где-то. Но это будет в незначительной мере. В полной же мере инстинкт доминантности раскрывается в следующей ситуации: если у тебя толком не получается закрыть еду и размножение. Бытовые моменты закрыты, но без роскоши, мало что можешь себе позволить, есть только какие-то средние девчонки , а действительно «качественный товар» тебе не даётся, отношений не получается. В этот момент ты все свои устремления начинаешь опирать на инстинкт доминантности, за счёт чего гиперкомпен-сировать всё остальное.

Так было у всевозможных Лениных, Сталиных, Гитлеров и прочих. Они на 99% опирались на доминантность ― остальные два инстинкта у них были закрыты поскольку постольку. В конце концов, они вообще разучились получать от них удовольствие ― им это не давалось, и они всё время упирались, как в закрытую дверь. У них не получалось удовлетворить инстинкты просто за счёт обстоятельств жизни ― это, в конце концов, привело к тому, что они разучились, и мозг перестал особо это поддерживать. В такой ситуации уже не получаешь удовольствия ни от еды, ни от женщин. Война, власть, захватывание чужих территорий становятся как наркотик. У Путина, кстати, то же самое. Он одинокий и закрытый человек, «любви» у него нет, деньгами бравировать нет возмож-ности.

Если ты до этого дошёл, то «счастливым» уже не будешь. Потому что то самое бабуинское гормонально-эндорфиновое счастье приносят именно первые два инстинкта — еда и размножение.

Тут не всё так просто, так как есть очень много тонких моментов и случайностей ― для этого по жизни нужно идти как по лезвию бритвы. Например, если у тебя еда полностью вырублена с самого детства (или, по крайней мере, личное восприятие удовлетворённости), то тут, грубо говоря, дорога не «в Наполеоны», а «в Абрамовичи». Будет попросту не до доминантности ― опираться будешь на еду. А доминантность будет, скорее, производной от еды ― то есть чем больше еды, тем больше для тебя будет казаться доминантности. Отсюда больше яхт, больших и разных.

Здесь же должно быть некое среднее положение в каждом конкретном случае, чтобы первые два инстинкта частично удовлетворялись, но в ограниченном количестве. Тогда с самого детства жизнь будет тебя заставлять на третий инстинкт — доминантность.

Чем больше углубляешься в доминантность, тем больше появляется заморочек ― это ситуация без конца. Тот же Наполеон говорил, что «я в своей жизни был счастливым дня три». Что тут делать? Если уже вступил на этот путь, то обратной дороги нет. Если тебе с самого детства и до какого-то значительного возраста, когда уже в организме складывается набор рефлексов и привычек, толком не даются первые два инстинкта, то хочешь или не хочешь, но станешь замороченным и будешь желать доминантности. Конечно же, нужно учитывать, что это, в большей степени, зависит от индивидуального устройства мозга, потому что большинство в такой ситуации становится обычными алкоголиками, и просто не хотят ничего.

В «поиски истины и силы» пускаешься не от хорошей жизни. Я сам начал во всём этом копаться, потому что у меня были проблемы с девочками, да еще и бытовая неудовлетворённость, когда не всегда хватало денег. При этом я не нищенствовал, поэтому у меня не было оголтелого всепоглощающего ненасытного желания, не было эффекта «бездонной пропасти», когда, сколько туда ни кидай, всё равно будет мало. У меня такого не появилось. Когда я удовлетворил эти два инстинкта на довольно приличном уровне, то мне это перестало быть особо интересным. Вот тогда я и переключился на доминантность, причём в ущерб первым двум инстинктам.

Но моя ситуация, мягко говоря, не самое худшее, что бывает. У меня есть знакомые, которые вообще никогда и никак толком не закрывали первые два инстинкта ― у них, попросту, не было таких возможностей. С самого детства почти вся опора была на доминантность ― именно так получалось по жизни, и они ничего не могли и не могут с этим сделать.

***

Доминантность — это третий и последний бабуинский инстинкт, желание властвовать и подчинять, иметь вес в бабуинской стае. Этот инстинкт самый интересный. С помощью именно этого инстинкта совершается всё движение эволюции, развитие науки и научно-технический прогресс. Изначально всё это делают именно ради доминантности, а «человеческий» компонент появляется сильно позже, когда доминантность худо-бедно удовлетворена, когда поверил в себя и считаешь, что ты крутой бабуин и тебе никому ничего не надо доказывать. С самого же начала, куда-то бежать и чтото искать, что-то кому-то доказывать, быть лучше других, тебя толкает именно доминантность. Когда твои знакомые бегают по тёлочкам, ты вместо этого сидишь дома и читаешь книги, или же бегаешь по конспиративным квартирам, как Сталин.

То же самое у философов и учёных, которые заморачиваются по поводу того, что их не повышают в университетском звании. У того же Ницше ухудшалось здоровье, когда не продавались его книги. При этом, осознавая, что пишет для будущего, и что поймут его только лет через сто, он всё равно переживал, что современники (пещерные бабуины, живущие по традициям) не понимают его мысли.

А вот человеческое — это те немногие редкие способности создавать что-то новое. У каждого они свои, но это выступает именно инструментом, а не самоцелью. Невозможно сделать это только целью, чтобы вообще не думать об инстинктах. Для этого, видимо, надо стать умудрённым 70-летним старцем ― тогда, когда ты удовлетворишь все свои инстинкты, и будешь сидеть в своей лаборатории, что-то придумывая на благо человечества. Правда, мало кто доживает до этого возраста в здравом уме. Или же нужно, как Дункан Маклауд, жить тысячу лет.

Так что, инстинктивное с человеческим идут рука об руку. Они выступают вместе, дополняют друг друга. Невозможно одно отделить от другого. И самым сильным толчком для человеческого является инстинкт доминантности. Но он бывает сильным только тогда, когда инстинкты еды и размножения удовлетворены лишь частично. В этом случае доминантность развивается всецело. Это первое и необходимое условия. Второе условие — в устройстве мозга такого человека должно быть хоть что-то человеческое и разумное, превышающее средний уровень. Должны быть какие-то центры, позволяющие сочинять музыку, писать стихи или заниматься наукой. Именно тогда доминантность конкретного человека направится на то, чтобы создавать что-то новое в тех областях, где его потенциал очевиден. Если же таких областей в мозге нет, то мы получим подобие Джона Диллинджера, который грабил банки, не боялся ничего и убивал всех подряд.

Инстинкт размножения тоже может быть толчком к созданию чего-то нового ― например, к написанию гормональных стихов «про любовь». Да даже инстинкт еды может толкать на что-то, кроме удовлетворения личных потребностей. Но это, как правило, самое мизерное и малоинтересное. К самым интересным и масштабным свершениям всегда толкает инстинкт доминантности. Это инстинкт, который сильнее всего менял и меняет историю.

0

Автор публикации

не в сети 5 месяцев

Колян

2 353
Здарова Суровые Реалисты! Меня зовут Колян. Я воскрешаю движение Сурового Реализма! Аминь!
Мой тг: @nikolay_ivashov
Комментарии: 7Публикации: 1199Регистрация: 08-04-2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля